Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница

— Я взгляну, что у тебя с ногой, если ты не против, — прошептал Люк. Его голос звучал как-то по-особенному нежно и мягко.

К его удивлению, Кейтлин не сопротивлялась, хотя и вздрогнула, когда он прикоснулся к ней, собираясь снять сапог. Осторожно, стараясь не причинить боль, Люк осмотрел ее ногу, проверил связки, покрутив ступню сначала в одну сторону, потом в другую.

Кейтлин поморщилась:

— Знаешь, я не в восторге от того, что ты вытворяешь с моей ногой.

— Поверь, я тоже.

Испарина выступила у нее на лбу. Терпеть боль было нелегко.

— И как долго ты собираешься это делать? — процедила она, стиснув зубы Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница.

— С ногой почти все в порядке. Связки не повреждены. Думаю, достаточно приложить что-нибудь холодное.

— Помнится, в морозильнике был пакет с горохом. На нижней полке.

— Может, ты чего-нибудь хочешь? Воды?

Кейтлин помотала головой:

— Нет. А после того как ты принесешь мне пакет с горохом, убирайся к себе в Лондон.

— Тебе понадобится помощь. Ты одна не справишься.

— Только не от такого пройдохи, как ты.

Проглотив нападку, Люк отправился на кухню и вскоре вернулся с пакетом мороженого гороха. Приложив его к больной лодыжке, он сказал:

— Если ты сообщишь имя и номер своего врача, я позвоню ему сегодня же. Тебе требуется медицинская помощь, и Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница чем скорее, тем лучше.

— Разве тебе недостаточно того, что ты сделал сегодня? Я и так чуть не умерла из-за тебя. Уезжай. Мне поможет Лиза.

Внезапно дверь в спальню распахнулась, и послышался голос ее подруги.

— Лиза! Как хорошо! — воскликнула Кейтлин.

— Мама! — Даниель взбежал по лестнице, обогнал Лизу и, задыхаясь, влетел в спальню. — Ах, мистер Килгор, вы еще здесь?

Увидев лежащую на постели мать с замороженным горохом на ноге, мальчик побледнел как мел.

Люк взглянул на Кейтлин. Она тоже побелела. Видя, что она нервно теребит край одеяла, Люк приблизился к ней, сел на край кровати и, наклонившись, чтобы Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница никто не слышал, прошептал:

— Нам с тобой нужно серьезно поговорить. И речь пойдет не только о финансовых вопросах. Насколько я понял, Даниель и есть та самая причина, по которой ты хочешь поскорее от меня избавиться.

— Откуда ты знаешь, как его зовут?

— Мы случайно встретились. Кстати, поэтому я и вернулся так рано.

Кейтлин закрыла глаза и сглотнула. Происходящее казалось ей кошмаром.



— Он мой сын, не так ли? — прошептал Люк еще более нежно и мягко.

Глаза ее были полны ужаса.

— Так? — настаивал он.

Женщина кивнула.

— Так я и думал. Тебе предстоит объяснить многое, как только мы останемся вдвоем.

Кейтлин фыркнула и тихо Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница ответила:

— Я собиралась рассказать тебе днем.

— Хорошо.

— Я действительно хотела рассказать, хотя это все равно ничего не меняет.

— Ты с ума сошла?

— Ну, ты же заявил, что это последнее место, где тебе хотелось бы быть.

— Это было до того, как я познакомился с Даниелем. А сейчас я хочу знать, почему ты не потрудилась сообщить мне о том, что у меня есть сын.

— Ты же меня бросил. Или ты забыл? А Роберт был здесь, рядом. Такой человек, как ты, вряд ли захотел бы связать свою жизнь со мной и с Даниелем.

Люк вспомнил свою мать и как ему Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница было плохо, когда он остался без нее с отцом-пьяницей. Поэтому сейчас ему невыносимо было представить, что Даниель растет в неполной семье.

— Да ты понятия не имеешь, чего я хочу, и так было всегда. Как ты можешь судить о том, в чем ничего не смыслишь? Но я дам тебе подсказку — Даниель все изменил.

Лиза нахмурилась. Она переводила взгляд то на Люка, то на Кейтлин и упорно пыталась расслышать, о чем они говорят. Даниель, которому тоже было жутко интересно, то и дело вставал на цыпочки и прислушивался.

— А почему ты лежишь, мама? Сейчас еще день, — в итоге произнес он. — У тебя что-то Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница болит? Или ты заболела, как папа? И почему мистер Килгор еще не ушел? И почему вы шепчетесь?

Слабая улыбка появилась на губах Кейтлин. Она протянула руку и погладила сына по темным взъерошенным волосам:

— У меня просто разболелась нога, но я совсем скоро поправлюсь. Не волнуйся, дорогой.

— Болезнь твоей мамы — целиком моя вина. Я останусь с вами, пока она не поправится, — подхватил Люк.

— Нет... — попыталась возразить Кейтлин.

— Не глупи, Кейтлин, — взмолилась Лиза. — Очень хорошо, что Люк решил остаться и помочь нам. Это очень мило с его стороны.

Услышав это, Даниель успокоился.

— Хорошо, — сказал он. — Я так испугался за тебя. Я Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница свалился с Демона сегодня, а мистер Килгор помог мне. Он тебе говорил, мам?

— Нет, еще не успел, — ответила Кейтлин.

— Я думал, ты будешь ругать меня, поэтому и прятался.

— Он упал с лошади, и ты мне не сказал?! — возмутилась Кейтлин.

— Я бы сообщил тебе, если бы не история с Бродягой, — объяснил Люк. — У загона я думал о происшествии с Даниелем и не сразу отреагировал на телефонный звонок.

Даниель заботливо взял мать за руку.

— Сынок, поиграй в гостиной с мисс Лизой, — попросила она. — Мне нужно поговорить с мистером Килгором наедине.

— Я могу в сторонке постоять, а вы разговаривайте.

— Нет.

— Пожалуйста Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница, ненадолго.

— У нас есть дело, которое мы должны обсудить.

— Я обещаю, не буду подслушивать. — Даниель насупился.

Люк заметил, что ребенок избалован и поступает так, как ему хочется. Причем не всегда правильно.

— Даниель! — Кейтлин начала выходить из себя.

— Ты же не собираешься продавать ему Демона? — спросил мальчик.

— Нет. Мы будем говорить о взрослых делах. Тебе будет неинтересно.

— Но я не буду мешать, честно-честно! — Даниель придвинулся ближе к матери.

— Ты слышал, что тебе мама сказала?! — вмешался Люк. Его голос был строгим, но добрым. — Мы быстро управимся, и потом ты сможешь сидеть с мамой столько, сколько захочешь.

Даниель кивнул и встал.

— А Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница можно мне печенье? — спросил он.

— Лиза, ты найдешь, где лежат сладости?

Лиза, старавшаяся не пропустить ни единого слова, неохотно взяла Даниеля за руку и отправилась в кухню, приговаривая:

— Конечно, малыш. Может, еще и молочка?

— Только не переборщите со сладким! — крикнула им вдогонку Кейтлин. — Ему нельзя много.

— А можно шоколадное печенье? — донесся радостный голос ребенка.

— Посмотрим, — отвечала Лиза.

— Оно в холодильнике! — крикнула Кейтлин.

Забыв обо всем, Даниель помчался вниз за сладостями.

Люк встал, прикрыл дверь и вернулся к ее кровати. Как только он приблизился, Кейтлин схватила его за запястье и притянула к себе. Мужчину бросило в жар. Кровь застучала Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница в голове. Она, будто только осознав, что делает, быстро отдернула руку. Люк постарался успокоиться, глубоко вздохнул и задержал дыхание. Странно, он все еще хотел Кейтлин.

— Не смей говорить ему, что ты его отец, — прошипела она. — Это не так. Ты его не воспитывал.

— А кто в этом виноват? Ты!

Люк начинал злиться, однако тут же представил себе юную Кейтлин, носившую под сердцем его ребенка, боящуюся суровой матери и осуждения соседей. Он должен был вернуться тогда, проведать ее, переговорить с ней в последний раз, а не доверять словам миссис Купер. Возможно, тогда Кейтлин рассказала бы ему о ребенке. Сейчас бесполезно клясть Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница прошлое — его не изменишь. Однако можно изменить будущее.

— Так, давай расставим все точки над «i» — предложил он. — Если Даниель мой сын, то я буду ему настоящим отцом, хочешь ты этого или нет.

— Он твой только по крови.

— Значит, он и есть мой сын. Ему нужен отец, а у тебя мальчик вырастет избалованным и своевольным.

— Да какое право ты имеешь судить меня. Ты не знаешь и половины того, что нам с сыном пришлось пережить. Даниель травмирован смертью отца, и новость о том, что тот, кого он любил, не был его папой, станет слишком сильным ударом.

— Да, пожалуй, ты права. Я Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница не буду ему, ничего говорить до тех пор, пока он не привыкнет ко мне. Но придет время...

— Нет, ты не понимаешь. Даниель винит себя в смерти Роберта. В тот день он убежал, и мы нигде не могли его найти. Мы все до смерти перепугались. Роберт был уже болен. Когда Даниель наконец появился, он был несколько резок и наговорил лишнего. Вскоре после этого муж скончался. Никто из нас не ожидал такой скоропостижной смерти, и мальчик винил себя, хотя я убеждала его, что все случилось из-за болезни. Он до сих пор в это не верит, бедный ребенок.

— Да, несомненно Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница. Для ребенка это тяжкий груз.

— А все почему? Потому что ты бросил нас.

— Нет, потому, что кое-кто не потрудился сообщить мне о беременности. Я звонил и писал, но ты не ответила ни на одно мое письмо, не подошла к телефону и вдобавок вышла замуж за Уэйкфилда.

— Так ты звонил? — удивленная Кейтлин уставилась на него.

— Слушай, — произнес Люк серьезно, — тест ДНК подтвердит мое отцовство, и через суд я обязательно добьюсь прав на ребенка. У меня есть деньги, и с их помощью я могу превратить твою жизнь в ад. И сейчас выбор только за тобой — либо мы по одну сторону Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница баррикад, либо нет. Решай.

— Неужели ты посмеешь использовать деньги, чтоб навредить мне, несчастной женщине, переживающей трудные времена? Не думай, что все козыри у тебя на руках. Даниель — мой сын, и я люблю его.

— Однако я тоже хочу воспитывать его. Неужели это так сложно понять?

— Учитывая некоторые обстоятельства, да. Подумай сам — ты в Лондоне, мы здесь.

— И только?

— Здесь ранчо... здесь дом.

— Вы переедете. Ты можешь заниматься лошадьми где угодно.

— А почему мы должны это делать? Я слышала, какой образ жизни ты ведешь и как ты относишься к женщинам. Я не хочу, чтоб мой сын видел все это и Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница перенимал привычки своего непутевого отца.

— Ты не настолько хорошо меня знаешь, чтобы судить, чему я могу научить своего ребёнка. К тому же все, что ты слышала, это сплошные россказни и сплетни.

Возможно, Люк и сам себя не знал. Все эти годы в его жизни были только нужные люди и ни одного друга. Он потерял часть себя, когда отправился в поисках лучшей жизни в Англию. Именно сейчас он остро ощутил одиночество — то самое, от которого бежал и в котором не хотел признаваться.

Он часто думал: что же он упустил в жизни, мимо чего прошел? И вот теперь, вновь увидев Кейтлин, узнав о существовании Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница Даниеля, Люк все понял. У него есть сын. Сын, который нуждается в отеческой любви и заботе.

— Я решил изменить свою жизнь, Кейтлин. Пора осесть и подумать о семье.

— Неужели это все из-за Даниеля? — спросила молодая женщина.

— Да. Только из-за него, — резко ответил Люк.

— Интересно, почему я должна тебе верить?

— Не верь. Мне все равно. Единственное, что ты должна запомнить, так это то, что я собираюсь быть Даниелю настоящим отцом, остаться здесь и заботиться о нем. Я бы на твоем месте пошел на компромисс и согласился на сотрудничество.

— А как же твоя работа, твоя жизнь Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница, твои женщины?

— Это мое дело.

— Тебя никто не просит оставаться. Тебе здесь не рады.

Ее слова больно обжигали. Люк многого добился в жизни. У него было все: деньги, положение в обществе, Хасан, любящий его, как отец, Тереза, мечтающая выйти за него замуж, и все-таки он был одинок. Странно, но, приехав на ранчо, он ощутил себя дома. Он останется здесь и поможет Кейтлин, и его не интересует ее мнение. Он рожден бедняком и сейчас готов опуститься до ее уровня, и не важно, как низко опустилась она.

Когда Люк снова заговорил, его голос звучал твердо и холодно:

— Ты и вправду Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница отошлешь отца своего ребенка, даже если это единственная возможность спасти вас и ранчо от банкротства? Кейтлин, ты не задумывалась, что будет с мальчиком? Скоро может настать день, когда ты будешь молить меня о помощи.

— Никогда!

— Ты хочешь, чтобы Даниель голодал? А я-то всегда был уверен, что любая мать желает для своего ребенка только лучшего.

— Конечно, я этого хочу. Но не думаю, что ты — тот человек, который сможет нам это дать. — Кейтлин попыталась приподняться, но нечаянно пошевелила ногой. Острая боль исказила ее лицо, она застонала и рухнула на подушку.

Люк присел рядом, ненавидя себя за то, что его слова Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница обернулись для Кейтлин очередным приступом боли.

— Ты в порядке? — поинтересовался он. — Я свяжусь с твоим врачом. Как его зовут?

— Вроде бы в порядке, — прошептала Кейтлин, все еще морщась от невыносимой боли. — Но я не хочу, чтоб ты оставался, — запротестовала молодая женщина.

— Чем скорее ты научишься доверять мне, тем лучше, — посоветовал он.

После долгого молчания Кейтлин сдалась и кивнула. Кто знает, может, она действительно все поняла, а может, завтра вновь начнет бороться с ним. Люку было все равно. Он не собирался бросать ни Даниеля, ни ее.

Глава 4

Люк сидел на диване и слушал, как Даниель старается правильно выговаривать слова. Он Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница никак не мог понять, в чем заключается трудность при произнесении тех или иных звуков. Насколько Люк себя помнил, он всегда четко говорил «р» и «л». Но, видимо, не всем это дается легко, и Люк набрался терпения. К счастью, Даниель вскоре закончил.

Мальчик только в этом году пошел в дошкольный класс, и Кейтлин сказала Люку, что он должен тренироваться каждый вечер. Люк вызвался помочь. Когда Кейтлин осознала, что никакие разговоры не переубедят Люка изменить мнение и уехать, она решила сменить тактику. С хитрой улыбкой женщина произнесла:

— Раз уж от тебя никуда не денешься, я найду, как этим воспользоваться.

— Уверен, нам Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница хватит работы по решению твоих финансовых вопросов.

— Ты же знаешь, каково это — жить на ранчо. Здесь очень много тяжелого физического труда, а с моей больной ногой... сам понимаешь...

— Убедила, — коротко ответил Люк.

Кейтлин взяла ручку и быстро составила список его новых обязанностей. Специально, чтобы сделать для него пребывание на ранчо невыносимым, она первым делом возложила на Люка обязанность по чистке стойл и конюшен. Кейтлин не забыла, что он ненавидел такую работу.

Люк подозревал, что она делает все это, чтобы разозлить его и убедить поскорее убраться с ранчо, поэтому, пробежав глазами список, он улыбнулся. Со всем, кроме очистки конюшен, довольно Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница легко справиться. Кейтлин была уверена, что его радость притворна, и это ее бесило.

— Кстати, у меня тоже есть условия, — заявил Люк. — Во-первых, ты не должна противиться моему общению с сыном. А во-вторых, позволь моему шоферу отвезти нас к врачу и обратно.

— У тебя и так много дел на ранчо. Не стоит тратить время на поездки в город со мной, — возразила Кейтлин, когда Люк усаживал ее в лимузин.

— Разве посещение продуктового магазина не является для тебя важным делом, дорогая? Как я заменю тебя, если еще не был в городе. Покажи мне, где находится магазин, которым ты обычно пользуешься, и я Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница буду делать покупки, раз теперь это входит в мои обязанности, — заметил он, садясь в лимузин.

Кейтлин насупилась, отвернулась к окну, всем своим видом демонстрируя недовольство. Не обращая на ее выходку никакого внимания, Люк по дороге ответил на несколько важных звонков. Прибыв в город, он отправил своего водителя за покупками, а сам проводил Кейтлин к врачу. Тот осмотрел поврежденную ногу, наложил гипс и порекомендовал постельный режим.

— У вас есть кто-нибудь, кто мог бы ухаживать за вами и помогать по дому, кроме Мануэля? — спросил врач.

— Я позабочусь о ней, — сказал Люк, обнимая Кейтлин за плечи. — Для этого я Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница и остался на ранчо.

Кейтлин предприняла безуспешную попытку высвободиться.

— Я понял, — многозначительно произнес врач, приподняв бровь.

— Это не то, что вы думаете, — решила оправдаться Кейтлин.

Врач загадочно улыбнулся:

— Отлично. Значит, решено. Во всем полагайтесь на этого замечательного молодого человека. Во всяком случае, первые несколько дней.

— Но это совсем не обязательно. Я сама прекрасно справлюсь.

— Нет. — Врач был непреклонен. — Если вы хотите, чтобы нога пришла в норму, вам следует воздержаться от физических нагрузок по крайней мере две недели.

— Конечно, дорогая. Слышишь, что говорит доктор? Ты во всем должна слушаться его. И меня, — самодовольно добавил Люк.

Врач заговорщически посмотрел на Люка и кивнул Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница.

Вечером Люк приготовил на ужин омлет с тостами, вымыл посуду и помог Даниелю принять душ. Затем он немного поиграл с мальчиком, а когда Кейтлин велела сыну тренироваться в чтении, слушал его с неподдельным вниманием.

— Может, хватит на сегодня командовать? — спросил он вечером, помогая Кейтлин подняться в ее комнату. — Уж если я решил остаться, ты не сможешь ничего с этим поделать. К тому же врач попросил меня помочь. Так что теперь я несу двойную ответственность за тебя. Я руковожу международными компаниями и не думаю, что мне сложно будет позаботиться об одной женщине и маленьком мальчике, а коровы и Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница лошади покормятся сами.

— Да ты и двух дней тут не выдержишь. Тебе быстро наскучит жизнь в глуши, и захочется вернуться в шумный шикарный Лондон к своим поклонницам.

— Это не значит, что я брошу Даниеля. К тому же я дал обещание Хасану.

Кейтлин хмыкнула. Люк налил в стакан воды и поднес ей, чтобы она запила обезболивающие таблетки.

— Спокойной ночи. Я помолюсь, чтоб ночной сон улучшил твое настроение и изменил отношение ко мне. Ты очень трудная пациентка.

— Сам виноват. Единственное, что могло изменить мое к тебе отношение, так это...

Кейтлин не договорила. Люк наклонился к ней, прикоснулся к ее губам.

— Тише Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница. Не говори ничего, — попросил он. — Ты попала в беду еще до того, как я появился. Я здесь, чтоб помочь. Доброй ночи. Конечно, я могу подоткнуть одеяло и поцеловать тебя на ночь в лобик, но мне кажется это лишнее.

Она выглядела очень мило — насупленная, хмурая, со сдвинутыми бровями, поэтому Люк не смог удержаться и пошутил. Кейтлин взглянула на него и порозовела. Губы ее приоткрылись, будто приглашая его сделать первый шаг. Страсть его вспыхнула. И он уже было прикоснулся к ее губам, как вдруг женщина опомнилась:

— Уйди, пожалуйста.

— Хорошо, сладких снов, моя прелесть, — прошептал он, улыбнулся и вышел.

Прошло минут десять, как Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница Люк покинул комнату Кейтлин, но он все еще думал о ней. Он вспоминал ее глаза, такие глубокие, теплые, родные. Сейчас они казались ему милее любых других, а худое личико Кейтлин — краше благородного лица Терезы. Люк вновь чувствовал себя молодым, полным сил. Он становился самим собой.

Зазвонил телефон. Даниель, который использовал любую возможность, чтобы не заниматься, тут же спросил:

— Может, на сегодня достаточно?

— Да, пожалуй, все. Ты молодец!

Не дожидаясь, когда Люк изменит свое мнение, Даниель вскочил и выбежал из гостиной. Люк не успел подойти к телефону. «Наверное, Кейтлин взяла трубку», — подумал он. Вдруг наверху раздался грохот, будто что-то тяжелое упало Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница на пол.

— Кейтлин! — Люк взлетел по лестнице и распахнул дверь в ее спальню.

Кейтлин стояла, наклонившись вперед. В одних кружевных красных трусиках, при свете ночника она была неотразима. Услышав стук распахнувшейся двери, она только и успела что обернуться. Увидев Люка, Кейтлин застыла, глядя на него пленительными, полными удивления глазами. Желание охватило мужчину.

Стыдливый румянец заиграл на ее щеках, но Кейтлин не тронулась с места и не попыталась накинуть халат. Минуты шли. Почему она позволяет ему пожирать ее взглядом?

А Люк? Он глаз не мог оторвать от нее. Ему даже в голову не пришло, что, как джентльмен Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница, он должен позволить ей одеться. Кейтлин была слишком хороша. Сердце его билось все чаще и чаще. Взгляд задержался на бедрах, затем переместился на соски высокой упругой груди. Он был не в силах отвернуться. Казалось, вся его жизнь тогда потеряет смысл.

Опомнившись от наваждения, Люк попытался справиться с собой. Не получилось. Он хотел Кейтлин. Хотел обнять ее, прижать к себе, целовать, а потом погрузиться в нее и любить долго и страстно. Он желал ее больше, чем любую другую женщину.

Догадывается ли Кейтлин, насколько она ему нравится? Делает ли она все это, чтобы соблазнить его? Люк не знал ничего, кроме того, что ей будет Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница хорошо, когда он будет ласкать ее соски, целовать бархатную кожу. Он насытит ее, как дождь насыщает иссушенную палящим солнцем пустыню.

Да, он хотел Кейтлин, хотя это было нелогично. Он не сомневался, что забыл ее, однако сердце победило разум. И Люка это раздражало.

— Тебя не учили отворачиваться? — сказала она наконец, злобно покосившись на него.

— Бубба никогда не церемонился.

Кейтлин поставила упавшую лампу на стол и, схватив рубашку, накинула ее на плечи.

— Я услышал шум и испугался, — объяснил он. — Что случилось?

— Как видишь, со мной все в порядке. Ты можешь идти.

Когда она наклонилась, чтоб поднять джинсы, Люк все-таки Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница нашел в себе силы отвернуться.

— Чем ты занимаешься? У тебя повреждена нога, прописан постельный режим, и ты принимаешь лекарства.

— Одеваюсь. Мануэлю нужна моя помощь. Одна из кобыл рожает.

— Ты же не собираешься идти туда?

— Я должна.

— Нет. Ты никуда не пойдешь, — возразил Люк.

— Можешь повернуться. Я готова.

— Я пойду вместо тебя, — заявил он.

— Нет. Тебе это не под силу. Ты продемонстрировал недавно, на что способен, когда чуть не убил меня телефонным звонком.

Это его задело.

— Я сказал, что пойду. И точка. Ты больна и должна вернуться в постель. Или... я останусь с тобой и буду следить, чтобы Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница ты соблюдала режим.

При этих словах голос его смягчился, что несказанно удивило самого Люка.

Их взгляды встретились. Упрямство, нежелание уступить другому, страсть и неимоверное притяжение читались в них. Это было то, что объединяло Люка и Кейтлин, что притягивало и отталкивало одновременно. Оба боролись с собой, но безуспешно.

— Ладно. Ты выиграл, — наконец произнесла Кейтлин. Она легла и натянула на себя одеяло.

Действительно ли она хочет, чтобы он ушел? Почему она стояла перед ним почти нагая, а теперь улеглась в постель, слишком быстро согласившись на его условия? Она — мать его ребенка и к тому же одинока. Люк чувствовал ответственность за нее и мальчика. Он Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница не собирался снова бросать Кейтлин и Даниеля.

Люка охватило чувство гордости. Он смотрел на кобылу и на новорожденного жеребенка. Когда они вытаскивали его из утробы матери, малыш с жадностью глотал воздух. Люк так волновался, что хотел вызвать ветеринара, но, по словам Мануэля, было уже поздно. Если бы они подождали немного и не помогли жеребенку родиться, он задохнулся бы. Но они справились и были довольны.

— Молодцы! — послышался женский голос.

Люк обернулся и увидел Кейтлин. Она стояла так же неуверенно, как только что родившийся жеребенок, но в ее глазах светилось счастье.

— Ты мне не доверяешь? — поинтересовался он.

— Боюсь Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница, ты прав. Я не могла уснуть, волновалась, в голову лезли страшные мысли. Вот я и решила проверить. Хотя сейчас мне не очень хорошо.

— Не надо было вставать и приходить сюда.

— Иногда трудно делать то, что должен, так? — В полумраке сарая она буравила его взглядом. — По крайней мере, сегодня ты сделал хоть что-то полезное. Однако посмотри на себя. Ты перепачкался. Кто же принимает роды в новой белой рубашке? Пижон!

Только сейчас Люк заметил, что белая рубашка и джинсы, которые он надел специально для встречи в городе, залиты кровью.

— Все закончилось, — пробормотал он. — Мне нужно привести себя в порядок, так что Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница я в душ, а Мануэль все здесь приберет. Отправляйся в постель, или мне придется исполнить свою угрозу и провести ночь в твоей спальне, приглядывая за тобой.

И вновь их глаза встретились. Внутри у Люка что-то перевернулось, и он ощутил потребность, даже необходимость в ней.

— Это лишнее, — бросила Кейтлин, выходя из сарая.

— Жаль.

— Не начинай.

Несмотря ни на что, Люк был доволен. Он отлично справился с ролью акушера и по сияющему взгляду Кейтлин понял, что она одобряет его. Сейчас ему еще больше хотелось близости с ней. И желание это неукротимо росло.

Глава 5

Обезболивающее почти не помогло. Кейтлин очень мало Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница спала. Каждые час или два она просыпалась от кошмара, который вот уже на протяжении многих лет преследовал ее, и травма, похоже, способствовала этому. Каждую ночь молодая женщина видела один и тот же страшный сон — смерть ее родителей. Она просыпалась в холодном поту как раз в тот момент, когда машина падала с моста в бездну. И вот теперь, после очередного такого кошмара, когда она сидела на кровати, пытаясь справиться со слезами и с трудом переводя дыхание, ей показалось, что дверь осторожно открывается.

— Люк? — прошептала Кейтлин.

Ответа не было. Он заглянул проведать ее? В коридоре слышались глухие шаги, потом дверь в его Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница комнату открылась и тихо закрылась.

Почему он ей не ответил? Не то чтобы Кейтлин жаждала повтора недавнего эпизода, когда Люк увидел ее обнаженной, но все же ей было неприятно, что он не ответил.

Кошмары преследовали Кейтлин, пока она жила одна, только с Даниелем, без родителей, которые неожиданно покинули этот мир, и без Роберта. В такие моменты ее посещало гнетущее чувство одиночества, и она не спала всю ночь. Днем Кейтлин справлялась со всеми проблемами, которые преподносила ей жизнь, но ночью у нее не оставалось сил. Молодая женщина стала бояться ночей.

В первый раз после появления Люка на ранчо она радовалась тому Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница, что он поможет ей справиться со всеми неприятностями. Да, вначале Кейтлин гнала его, однако, как ни странно, присутствие Люка успокаивало ее, заставляло чувствовать себя увереннее. Он отлично помог Мануэлю. Он следит за тем, как она выполняет указания врача, он очень добр к ней, заботлив и внимателен с Даниелем, да и мальчик успел к нему привязаться. Когда Кейтлин увидела, как они вместе тренируются в чтении, она поняла, что ее покойный муж проводил мало времени с ребенком. Кейтлин не винила Роберта, ведь он дал Даниелю имя, статус и не позволил ей умереть от позора, когда Люк ее бросил. И Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница все же Люк оказался лучшим отцом для мальчика.

А что, если Люку и вправду не безразличен ее сын? Может, отеческая забота — как раз то, в чем нуждается Даниель после смерти Роберта? Нет, не стоит попусту надеяться. Скорее всего, Люку скоро надоест играть роль отца. Надоела же ему жизнь на ранчо и она, Кейтлин, шесть лет назад. А если он уедет — это разобьет Даниелю сердце.

Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentabvbifp.html
documentabvbppx.html
documentabvbxaf.html
documentabvcekn.html
documentabvcluv.html
Документ Кейтлин Уэйкфилд с отчаянием листала бухгалтерские документы. Она не сможет выплатить следующую часть кредита шейху Хасану бин Найяру. Не сможет! Что она скажет таинственному названому сыну Хасана, 3 страница